О том, как святые действовали во время эпидемий Печать

За двадцать веков истории Православной Церкви, ей доводилось видеть множество испытаний, в том числе эпидемии. Как сказано в Книге Екклесиаста: "Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем" (Еккл. 1:9).

По-этому переживая настоящее бедствие мы имеем возможность обратиться к опыту святых, живших в похожей ситуации. Тем более, что один из случаев связан с Черноморским флотом и выдающимся флотоводцем, и, поэтому, представляет для нас сугубый интерес. Дело было так:

В 1775 году было принято решение о создании на Черном море регулярного линейного флота. В тридцати верстах выше устья Днепра было устроено адмиралтейство, основаны порт и город Херсон. Началась работа по сооружению эллингов под корабли, однако из-за больших трудностей с доставкой леса строительство затянулось. Дело начало поправляться лишь с прибытием офицеров и команд на строившиеся корабли.

Капитан второго ранга Федор Ушаков также получил назначение на Черноморский флот, командиром строящегося корабля № 4. В августе 1783 года, еще до подхода команд к Херсону он послал вперед лейтенанта для подготовки места, где нужно было разместить прибывшие команды. Лейтенант, возвратившись, доложил Ушакову, что в Херсоне чума.

Страшная болезнь уносила тысячи жизней первых жителей, строителей города и флота. Особенно беззащитными перед «моровой язвой» оказались солдаты и матросы, скученно жившие в казармах и экипажах, а также мастеровые и каторжане, занятые на работах в крепости и адмиралтействе.

В Херсоне был установлен карантин. В то время считалось, что чума распространяется по воздуху. Эпидемия усиливалась. Чума лишала тогда Главного командира Черноморского флота вице-адмирала Клокачева способности принять решение о том, как быть с прибывшей с Ушаковым командой в 700 человек, какие меры принять для борьбы с чумой. Остановить постройку кораблей, как предлагал Войнович, он не имел права, но и в условиях чумы не мог продолжать работы на верфях. И когда посланец Ушакова спросил, как доложить Ушакову, вице-адмирал сказал: «Пусть командир решает сам».

И Ушаков решил: "никакое моровое поветрие строительству нашего флота воспрепятствовать не может". Но предусмотрительно стал твердо устанавливать особый карантинный режим.

Он распорядился разместить команды в степи. Были построены камышовые бараки, землянки. Сам начертил план размещения. Всю свою команду он разделил на артели. У каждой имелась своя палатка, по сторонам которой были установлены козлы для проветривания белья. На значительном удалении располагалась больничная палатка. Общение одной артели с другой было строго запрещено. Категорически запрещалось подчиненным общаться с посторонними. Организовал под строгим наблюдением обтирание матросов уксусом, окуривание пороховым дымом одежды и постелей. Усилил питание. Если в артели появлялся заболевший, его немедленно отправляли в отдельную палатку, а старую вместе со всеми вещами сжигали. Остальные артельщики переводились на карантин. В самое тяжелое по напряженности время эпидемии он никого не посылал в госпиталь, переполненный больными, и спас от смерти многих, пользуя их при команде. И работы на постройке корабля № 4, которым командовал Ушаков, продолжались. (Подробнее о карантинных мерах можно прочитать на сайтах Херсонского областного краеведческого музея, Херсонской епархии и других ресурсах, посвященных великому флотоводцу.)

Ф. Ф. Ушаков понимал, что лучшее средство от парализующего страха перед чумой – каждодневный труд. В лагере продолжались военная и морская выучка всех команд: матросы изучали такелаж, взбирались по специально установленным столбам – «мачтам», привыкали «молниеносно», как требовал Ушаков, выполнять команды.





Покровители моряков: святые Николай Чудотворец,
апостол Андрей Первозванный, праведный Феодор Ушаков


В результате, в его команде чума исчезла на четыре месяца раньше, чем в других. Будущий святой выиграл этот бой. Вскоре его примеру последовали многие командиры и начали переселять свои команды в степь. Болезнь отступала. Энергичные действия по борьбе с чумой, предпринятые по инициативе Ушакова, дали положительные результаты.

Здесь проявились не только его исключительные способности решать трудные и неожиданные задачи, но, главным образом, великая любовь к ближним своим, любовь милующая, сострадательная, подсказывавшая ему наиболее верные решения. А также острое чувство ответственности за жизни подчиненных, железная воля и верность долгу.

За успешную борьбу с чумной эпидемией, за организацию и продолжение работ по строительству кораблей Ушаков получил благодарность и был награжден своим первым орденом святого Владимира IV степени. Образцовое исполнение служебного долга, особое рвение и самоотверженность при спасении команды были признаны соответствующими статуту нового Ордена и его девизу: «Польза, честь, слава».

1 января 1784 года ему было присвоено звание капитана I – го ранга. К двум радостям вскоре прибавилась третья – был спущен на воду 66-пушечный линейный корабль № 4, названный «Святой Павел».





Святитель Филарет (Дроздов)

В ХIХ веке столкнулся с эпидемиями холеры другой выдающийся святой - святитель Филарет (Дроздов). Всякий раз, когда город оказывался во власти холеры, митрополит возглавлял молебны «о предохранении от губительныя болезни» и неизменно обращался к пастве наставлением.

«Примечайте спасительное действие покаяния, — указывает он. — Примечайте необходимость молитвы во время общественных бедствий, и в особенности пользу молитвы, приносимой торжественно пред алтарем».

В другой проповеди Архиерей напоминает, как Господь согласился сохранить Содом, если в нем найдется хотя бы десять праведников, и как Он отвратил гибель от Иерусалима ради покаяния одного Давида. А собравшихся в храме призывает спешить с покаянием: «Видите, что мера грехов наших полна: ибо начинается необычайное наказание».

Время, когда в городе свирепствует холера, особенно важно использовать правильно — для покаяния и добрых дел, настаивает святитель Филарет. «Нет времени, которое безопасно можно было бы пренебрегать: ибо во всякое время можно спастись или погибнуть. Но особенно и необыкновенно важно для нас сие время, когда Бог уже положил нас на весы правосудия Своего… когда путь жития нашего стеснился так, что с каждым шагом мы поставляем ногу между жизнию и смертию, между надеждою спасения и страхом погибели.

…Когда тут медлить? Куда откладывать спасительные намерения?.. Покаяние, исправление жития, молитва, вера во Христа Спасителя, и какие кому по состоянию и дару возможны добродетели христианские и плоды духовные, — вот истинные потребности наши во всякое, и наипаче в настоящее время!»

Святитель Филарет также призывал жителей города восполнить покаяние добрыми делами — в частности, оказывать помощь заболевшим и нуждающимся: «Как много в сии дни Лазарей! Одни больны; другие бедны; некоторые и то и другое…Разделим, по возможности, каждый с которым-нибудь, а все со всяким злостраждущим Лазарем, благая наша, восприемлемая в животе нашем временном».

Источник информации...



Достойно внимания, что святитель рассматривает эпидедемии как наказание за грехи. Протоиерей Григорий Дьяченко в своей проповеди так говорит об этом: "Скорби следуют за грехами рука об руку. Никакая естественная сила, никакая мудрость не может отстранить скорбей от грехов. Оне соединены между собою также тесно, как естественно быть соединенным действиям с своими причинами. Где дождь, там и грязь; где грех, там и скорбь. Скорбь и теснота на всяку душу человека, творящаго злое (Рим. 2, 9), говорит апостол Павел. Видите, в каком тесном союзе грех со скорбями. И следовательно, где допущены грехи, там скорби неизбежны."

Как же можно избежать грехов, приносящих скорби? Как можно пребывать в мире с Богом и избегать бедствий? На эти вопросы дает ответ святитель Феофан Затворник:





Святитель Феофан

Пребывать в мире с Богом нельзя без непрерывного покаяния. Условие к миру с Богом Апостол Иоанн поставляет такое: «аще сердце наше не зазрит нам» (1Ин.3:21). Если нет ничего на совести, можно иметь дерзновение и доступ к Богу в чувстве мира, а если есть, то мир нарушается. Бывает что на совести – от сознания греха. Но по тому же Апостолу, мы никогда не бываем без греха, и это так решительно, что тот уже лжец, кто иначе думает и чувствует (1Ин.1:8). Следовательно, нет минуты, когда бы кто не имел чего на совести – вольного или невольного, а потому нет минуты, когда бы не возмущался его мир с Богом. Отсюда следует, что всенеобходимо очищать свою совесть, чтоб быть в мире с Богом. Очищается же совесть покаянием; следовательно, непрерывно должно каяться. Ибо покаяние смывает всякую скверну с души и делает ее чистою (1Ин.1:9). Покаяние сие состоит не в словах только: прости Господи, помилуй Господи, но при нем неизбежны все действия, условливающие отпущение грехов, то есть: сознание определенной нечистоты помысла, взгляда, слова, соблазна или другого чего-нибудь, сознание своей в том виновности и безответственности без самооправдания, молитва об оставлении ради Господа до умирения духа. Что касается до великих грехов, то те тотчас должно исповедать духовному отцу и принять разрешение, ибо в тех не успокоишь духа одним повседневным покаянием. Таким образом, обязанность непрерывного покаяния есть тоже, что обязанность содержать совесть в чистоте и безукоризненности.