Преподобный Паисий Величковский и Запорожская Сечь. Печать

Значение преподобного Паисия Величковского (1722–1794) и его духовно-литературного наследия в христианской культуре Восточной Европы сложно переоценить. Несправедливо забытый современниками, он на самом деле оказал важное влияние на духовно-культурное пробуждение во многих странах. В том числе в Украине, Румынии, Молдавии и даже Греции.

Основанная преподобным Паисием монашеско-аскетическая школа, осуществлённые ею титанические труды по переводу святоотеческих творений на славянский язык, возрождение утраченных традиций православного старчества и исихазма дали мощнейший импульс не только к возрождению подлинного монашества и духовности, но и к возрождению православной восточнославянской культуры, её возвращению к традиционным христианским устоям и ценностям. Именно последователи школы преподобного Паисия – знаменитые старцы Оптиной пустыни серьёзнейшим образом повлияли на формирование мировоззрения многих культурных и общественных деятелей нашего Отечества в XIX веке, что существенно сказалось и на их творчестве и деятельности.





Икона преподобного Паисия Величковского

Сохранились письма преподобного Паисия Величковского к Кошевому атаману Войска Запорожского Петру Калнышевскому. Они являются ценным источником, существенно дополняющим сведения как о самом Паисии, так и о последнем предводителе Запорожской Сечи. Но кроме того, они открывают малоизвестные факты взаимоотношений между этими двумя праведниками.

По сути, эти письма – свидетельство общения двух подвижников и святых. Как известно, Пётр Калнышевский свою жизнь закончил послушником в Соловецком монастыре на 113 году жизни, до этого пробыв около 25 лет в подземном заключении-затворе. Поэтому упомянутые документы могут служить важным дополнением к жизнеописанию не только преподобного Паисия, но и канонизированного Украинской Православной Церковью святого праведного Петра Калнышевского. Память которого празднуется 31 октября (13 ноября по григорианскому календарю).





Портрет Кошевого атамана Запорожской Сечи П. Калнышевского (1691–1803)

Из этих писем мы узнаём, что Запорожская Сечь оказывала щедрые пожертвования Паисию Величковскому не только в Драгомирне, но ещё и в бытность его на Афоне. Так, в письме к Калнышевскому за июнь 1768 г. он отмечает: «Имеюще ми въ незабвенной памяти премногая благодеяния отъ васъ Милостивейшихъ благодетелей нашихъ, якоже прежде въ Святой Афонской Горе намъ сущимъ соделанная, такожде и преселшимся оттуду Божиимъ изволениемъ въ Молдовлахийскую землю ныне убожеству и бедности нашей делаемая, нижайше благодарствуемъ и благодарить навсегда словомъ и сердцемъ за таковое ваше убогому общежителству нашему милостивное благотворение и благосердное благопризрителство не престанемъ».





Запорожская Сечь. Реконструкция

Немалый интерес представляют поучения старца Паисия о служении запорожского казачества как «христолюбивого воинства». В одном из последних сохранившихся писем преподобного Паисия к Калнышевскому, за март 1772 г., старец уделяет много внимания военным подвигам Кошевого атамана и наставляет его и далее твёрдо и с верой служить Господу на этом поприще. Данное поучение старца представляет особый интерес, потому позволим его процитировать более подробно:

"Елико бо врази Креста Христова искореняются, толико вера распространяется, колико Богъ прославляется, толико и раби Его славими бываютъ, якоже и Вашея велможности достославное имя везде известно, везде слышится, везде прославляется Богодарованнымъ вамъ разумомъ, храбростию, мужествомъ, искусствомъ Воинскимъ и прочими добродетелями, которыми одарилъ васъ Духъ Святый. Добродетели бо, не точию человековъ прославляютъ, но многажды и отъ смерти избавляютъ, и отъ враговъ защищаютъ, и отъ всякаго навета совершенне сохраняютъ. Добродетели къ вечному блаженству руководствуютъ, добродетели великими достоинствами и преимуществами онехъ обогащаютъ. Добродетели несумненною будущихъ воздаяний надеждою питаютъ. О святость добродетелей, превосходство благородныя души, и съ нею сопряженныхъ высокихъ добродетелей, котории въ Вашей велможности явственне видимъ. Для того мы со онеми несумненно Ваше Высокородие поздравляемъ: и желаемъ, да Преблагий Богъ съ жизнию вашею сподобивый васъ целомудренне сие постное течение совершити и страстемъ Его Спасительнымъ поклонитися, удостоитъ еще и светлаго Своего Воскресения насладитися, и да даруетъ на супостата совершенную победу".





Икона святого праведного Петра Калнышевского

В заключение предлагаем читателям ознакомиться с замечательным поучением нашего великого земляка.



Преподобный Паисий Величковский

"О заповедях Божиих и о святых добродетелях
Слово 1. Краткое изложение мыслей, располагающих к покаянию."

Вспомни, душа моя, ужасное и страшное чудо, что твой Творец ради тебя стал человеком, изволил пострадать ради твоего спасения. Его ангелы трепещут, Херувимы ужасаются, Серафимы страшатся, и все Небесные Силы непрестанно славословят, а ты, несчастная душа, остаешься в лености; хотя от сего времени восстань и не отлагай, душа моя, любезная, святаго покаяния, сердечного сокрушения и удовлетворения (эпитимии) за твои грехи. Отлагая же год за годом, месяц за месяцем, день за днём, совсем не захочешь от сердца покаятися и не найдёшь сострадающего себе; о, с каковым терзанием начнешь каяться, но без успеха. Имея возможность сегодня сделать какое-либо добро, не отлагай, любезная душа моя, на завтрашний день святаго покаяния, потому что не знаешь, что породит сегодняшний день, или какая беда случится с тобою в эту ночь; ибо не знаешь, что тебе принесёт день или ночь: долгая ли жизнь тебе предстоит или вдруг неожиданно получишь бедственную и скорую смерть? Ныне, любезная душа моя, время терпения; ныне — время скорби терпеть; ныне — время хранить заповеди и добродетели исполнять; ныне — время плача сладостного и слезного рыдания. Если истинно хочешь спастись, душа моя, возлюби скорби, стенания, как прежде любила покой; живи, как бы ежедневно умирая; скоро пройдёт жизнь твоя, как обычная тень пред солнцем и останешься без вести; дни нашей жизни как бы на воздухе разливаются; не уступай и пред самою тяжёлою скорбью. В отношении к людям, не говоря уже о неразумной, но и в разумной скорби, не предавайся печали, не смущайся, не убегай; но считай себя как за прах под ногами их. Без этого не можешь спастись и избежать вечной муки. Ибо скоро жизнь наша оканчивается, как один день проходит. Если человек не сокрушит себя благочестно чрез добродетели, или не пожертвует своею жизнью для исполнения заповедей Божиих и отеческих преданий, не может спастись. Итак, любезная душа моя, вспомни всех святых пророков, апостолов, мучеников, святителей, преподобных и праведных, юродивых и всех от века благоугодивших Богу. Где ты нашла святых, которые не покорили бы плоть духу или не пострадали бы в тяжёлых бедствиях и жестоких скорбях? Они принимали тьмы бед, терпели алкание и жажду, совершая бдение и молитву днём и ночью, имели смирение и сокрушение сердечное, детское незлобие и всякое милосердие, помогали другим во всякой скорби и нужде, творили различные подаяния и милостыню, по силе возможности; чего себе не хотели и чего ненавидели, того и другому не делали, с послушанием, как купленные рабы работая не как человеку, но как Богу, с мудрою простотою, — являясь не мудрыми, ничего не знающими, но только внимающими своему спасению. О, человек! смерть предстоит тебе; если подвизаешься, то вечною жизнью почтен будешь в будущем веке. Всяческим понуждением себя приобретается добродетель. Поэтому, если хочешь победить страсти, то отсеки сласти; если же гоняешься за пищею, то будешь проводить жизнь в страстях; не смирится душа, если плоть не лишится хлеба, невозможно избавить душу от погибели, оберегая тело свое от неприятности. Посему обратимся к первому; если хочешь, душа моя, спастись, пройти прежде указанный тот прискорбный путь, войти в царство небесное, получить жизнь вечную, то утончи плоть свою, вкуси вольную горечь, понеси тяжёлые скорби, как все святые вкусили и потерпели. Когда же человек приготовится и положит себе завет претерпеть Бога ради все находящие на него скорби, тогда болезненными показываются для него скорби и все неприятности и нападение от бесов и людей; не боится он смерти, и ничто не может разлучить такового от любви Христовой. Слышала ты, любезная душа моя, о том, как проводили свою жизнь святые отцы! Ах, душа моя! Хотя немного подражай им: не были ли у них слезы? Ох, горе, душа моя! Не были ли они печальны, худы и измождены телом? Ох, горе, душа моя! Не были ли у них телесные болезни, большие раны и душевное со слезами сетование? Ох, горе, душа моя! Не таким ли, как и мы, телом немощным обложены они были? Ох, горе, душа моя! Не было ли у них пожеланий прекрасного, сладостного и лёгкого в мире сем и всякого телесного покоя. Да, желали; и тела их поистине болели; но они изменяли пожелания на терпение и скорби на будущую радость. Они раз навсегда всё отрезали, почли себя за мёртвых, нещадно мучили сами себя в духовном подвиге. Видишь ли, душа моя, как трудились святые отцы, не имея покоя во всяком злострадании, покорили плоть духу, исполнили все прочие заповеди Божии и спаслись. Ты же, жалкая, нисколько не хочешь понудить себя, от малых трудов изнемогаешь, унываешь и никак не вспоминаешь смертного часа, и не плачешь о своём согрешении; но привыкла, несчастная душа моя, объедаться, опиваться и лениться; разве не знаешь, что ты самовольно позвалась на мучения? И нисколько не терпишь; как же хочешь спастись? Хоть с сего времени восстань, любезная душа моя, сделай, что я тебе говорю. Если не можешь так как святые отцы трудиться, то хотя по силе твоей начни; со смирением в сердечной простоте послужи всякому; зазирая свою немощь и, осуждая себя, говори: горе тебе, душа моя окаянная, горе тебе, скаредная; горе тебе, всескверная, ленивая, нерадивая, сонливая, жестокая; горе тебе, погибшая. Итак, мало-помалу она умилится, прослезится, в себя придет и покается.

Преподобный Паисий Величковский.
"Слово 1. Краткое изложение мыслей, располагающих к покаянию."